Лабиринты сновидений

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринты сновидений » Энциклопедия мифов » Истории, рассказанные в "Кофейной гуще"


Истории, рассказанные в "Кофейной гуще"

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

За окном кофейни резвятся щенки тумана, прыгая вокруг клумбы и осыпая цветы росой. Триша ставит перед гостями дымящиеся чашки с ароматным напитком, и с любопытством смотрит в лицо каждому. Что за история приключится с ней сегодня? Стоит она того, чтоб пережить её лишь раз, слушая - ярко и полноценно? Или она получится вкуснее от того, что Триша по памяти запишет в тетрадку и спрячет ту в тайник? Как бы то ни было, а времени раздумывать уже не остаётся: Франк ставит свои часы на середку стола, и откидывается на спинку плетенного кресла...
Мир за окном замирает, как замирает и Триша. Только она делает это не из-за часов Франка, а по своей воле, наслаждаясь предвкушением.
Один из гостей отпивает кофе и начинает рассказ...

http://savepic.su/6298354.jpg

+2

2

История, рассказанная Шурфом Лонли-Локли и Меламори Блимм

Шурф: Уже не раз было замечено, что мощным событиям предшествует сильное затишье.
Так вышло и в тот раз, но никто не обратил внимания на этот факт. Напротив. Тайный Сыск тихо радовался передышке в занятиях по скоростной ловле Мятежных Магистров, пил камру на совещаниях и расслаблялся между ними.
Именно в таком состоянии я застал учреждение, вернувшись из инспекционной командировки в Гажин. Хоть Тайный Сыск этого города нуждался в проверках лишь формально, отъезд мой продлился несколько дней. А по возвращении оказалось, что юная леди Меламори Блимм, умения которой помогли распутать пару дел, стала моей сотрудницей официально.
Все шло своим чередом: Джуффин делал вид, что он добродушный дядя, готовый веселиться день и ночь, кормить своих подчинённых и травить байки о бурном прошлом, Кофа пропадал в трактирах, Мелифаро ныл о кельди, которые ему в очередной раз пришлось собирать, и только мне досталось дорабатывать отчеты за всех собравшихся.
В подобном режиме прошло еще пару дней, и даже моё появление никак не повлияло на общую расслабленность. Но затем грянул первый тревожный звоночек. Погиб один из полицейских. Достаточно бестолковый юноша, чтоб о нём горевать, но его гибель произошла в стенах Управления Полного Порядка. За дело взялись его коллеги, но еще до выяснения причин смерти, в местном морге появилось еще два полицейских тела. Генерал Полиции Бубута Бох вел себя троекратно несдержанней, чем обычно в связи с этими обстоятельствами.
К вечеру мёртвых полицейских было пятеро, а к ним в компанию добавился юный курьер трактира. Расследование не шло и Джуффин неохотно забрал это дело в наше ведомство. Обследовав тела, он обнаружил, что убило их мощное заклинание из подзабытых практик. С помощью такого проклятия зачаровывались вещи и срабатывало оно от обычного прикосновения.
Общее собрание по этому поводу начиналось вяло, но оживилось, едва мальчишку-курьера признали. Этот парень со злыми глазами держался лучше остальных впечатлительных юнцов, а однажды даже попытался прихватить сувенир со стола Джуффина. В этот раз ему удался такой номер, что и стало причиной гибели мальчишки. Мелифаро вовремя заметил, что коробка с индикаторами Очевидной магии, стоящая у кресла Кофы, приоткрыта. Хотя эту новую партию привезли в Управление только с утра, и мои коллеги, включая шефа, не спешили разобрать эти, в сущности, малополезные вещицы. То есть коробка должна была оставаться запечатанной. В ней не хватало как раз одного индикатора.
Спустя полчаса мы уже знали, что каждый из погибших за день полицейских взял с собой именно новые артефакты, взамен испортившихся. В отличие от нас, магию ощущавших телом, полиция в ней несильна и вынуждена пользоваться дополнительными приспособлениями. 
Мы с Джуффином изъяли все индикаторы этой партии и изучили их. Конечно, заклинание было наложено на каждый из них и обязательно бы сработало, не выполняй мы технику безопасности. Попытка выяснить, откуда пришла эта грешная партия, увенчалась полным провалом. В ведомствах говорили, что от них ничего не отправлялось, и найти концы этого злодейства не удавалось. Только и фактов было: кто-то внес коробку через черный ход и поставил в общем коридоре Управления.
И тут в игру вступила незабвенная леди, тогда еще совсем начинающая Сыщица. 

Меламори: Да-да, Шурф прав, я тогда еще только начинала. И поручили мне проследить, откуда же взялась эта грешная коробка. Я покрутилась - много там следов было, включая утренних посетителей. Но один был незнакомый, и я поняла, что это как раз то, что надо. Пошла вперед, даже не пошла - побежала. Я тогда очень боялась, что сэр Джуффин меня взял исключительно из-за влиятельных родственников, и очень хотела доказать, что я и без них чего-то стою.
И как же я удивилась, когда этот след привел меня прямо в королевскую резиденцию. Уж не знаю, как нашему Пааачтеннейшему Начальнику удалось договориться, но пропустили меня сразу и почти без препирательств - неслыханное дело! И уж каково было мое, да и не только мое удивление, когда след этот привел прямо в кабинет Его Величества. И что мы там увидели...
Возле окна, где и положено сидеть Придворному Составителю Королевского Дневного Распорядка, находился сэр Мосо Ралим, занимавший в те времена эту должность. Вот только он не сидел, а лежал тяжелым безжизненным мешком. Беднягу сразу же забрали знахари - да вот было уже поздно. К сожалению, мой дар тогда сыграл мне плохую службу - не последний человек при дворе Его Величества умер от сердечного приступа, и в том, прежде всего, была моя вина.
И с каждой минутой становилось только хуже. Конечно же, сэр Джуффин провел первичное расследование, но, увы, оно еще больше запутало дело. Сэр Мосо целый день был на виду, и день накануне, и за день до этого. И как бы нам, а особенно мне, ни хотелось, а он к истории с теми грешными индикаторами не имел никакого отношения.
Дело принимало дурной оборот. На моих руках была смерть не просто невинного человека, а и государственного служащего при исполнении. Будь я обычным человеком, меня тут же упрятали бы в Холоми. Но имя отца и поручительство сэра Джуффина позволили выиграть лишнюю дюжину дней. Меня заперли в Доме у Моста до выяснения обстоятельств.

Шурф: Все ходили растерянные, даже Джуффин. Дар Меламори – обоюдоострое оружие, но обычно этот риск полностью оправдывался. А в этой ситуации выходило так, будто в расследовании по вине сотрудника Сыска пострадал невинный.
Что-то в этой картинке упорно не хотело складываться в единое. Как минимум один момент: откуда свежий след Мосо взялся около Управления, если сегодня он и шагу из королевской резиденции не ступил? Получив разрешение на дополнительный осмотр места преступления, я решился на особый шаг. Не люблю делать то, в чем не силён, но здесь речь шла не о личных желаниях, а о безопасности Ехо в общем, репутации Сыска в среднем и судьбе молодой симпатичной девушки в частности. Сняв сапоги я обошел всю комнату во всех направлениях, плутая в следах разной степени явственности. Здесь хватало следов покойного хозяина и их я старательно избегал. Остальные принадлежали Меламори и тем, кто выносил тело придворного. Но один…
След недолго путал по замку и привел меня в сад, где под сенью деревьев сидел бледный мужчина и нервно теребил в руках веточку. Его состояние явно не было последствием моего мастерства, поэтому я насторожился. Теоретически мужчина мог горевать по погибшему другу, а слухи в замке распространяются быстро. Но что он делал в комнате Мосо, мне всё еще следовало узнать. Но едва я представился и назвал организацию, которую представляю, как мужчина подскочил на ноги и попытался меня убить. Это был довольно высокий магический уровень, хоть и порядком неумелый. Может сказалось нервное потрясение, а может отсутствие практики… В конечном итоге мой несостоятельный нападающий был доставлен в Дом у Моста в моей пригоршне на вполне законных основаниях: за нападение на Королевского служащего.
Не буду сообщать подробности того, как Джуффин допрашивал сэра Сойхи Чотту, но после его признаний леди Меламори была свободна и даже получила Королевское Извинение в виде небольшой премии.
Но, конечно, вам хочется узнать подробнее?..
В Эпоху Орденов существовал Орден Спящей Бабочки. Никто не знал, чем занимаются адепты этого ордена, никто не видел их в лицо. Послушники и Магистры не носили одежд отличительного цвета и вообще не афишировали свою принадлежность к ордену. В период Смутных времен на резиденцию Спящей Бабочки напали, но внутри не оказалось никого, кроме Великого Магистра и нескольких послушников. Это то, что знаю я и те, кто не понаслышке знает об Орденах и том времени.
Сойхи же рассказал совсем другую историю. Их орден был могущественный и многочисленный. Но могущество это было не в магии, а в знаниях. Адепты Спящей Бабочки владели отменными обманными техниками и ловко внедрились в чужие Ордена, государственные учреждения и на Королевскую службу. При этом только Старшие знали в лица прочих. Это напоминало паутину, в центре которой сидел паук-Магистр и плёл интриги. Никто даже не догадывался, какую власть имел этот орден.
После принятия Кодекса было обнаружено всего несколько Младших Магистров, не знаю достоверно о их судьбе, но подозреваю, что она была не самой лёгкой. Остальные, как оказалось, продолжали жить и работать под фальшивыми личинами. И не было бы вреда, если бы они так и не обнаружили друг друга. Но с годами Орден постепенно начал возрождаться за нашими спинами, и решил жестоко отомстить обидчикам своих собратьев.
Мосо и Сойхи досталось непростое задание уничтожить как можно больше сотрудников Управления Полного Порядка. И они подошли к делу со всей ответственностью. Вызнав по своим источникам о том, что в наших рядах появился новый Мастер Преследования, они обезопасили себя обменом тел. Есть такое Уандукское зелье, которое позволяет партнёрам обменяться телами на время.  Мосо в теле Сойхи отправился с давно заготовленными проклятыми индикаторами к нам, а Сойхи в облике Мосо всё утро создавал ему алиби.
Подвел их только незнакомый мальчишка-курьер, да гибель перенервничавшего Мосо. Если бы не эти обстоятельства, кто знает, какой сейчас была бы жизнь в Ехо. Конечно, нам пришлось потратить еще не одну дюжину дней, вычисляя и отлавливая Мятежных Магистров этого потайного ордена, но благодаря смекалке Мелифаро, умению Меламори и могуществу Джуффина мы справились и с этим.

+3

3

Страшная история, рассказанная Джуффином Халли

Джуффин: Той ночью было особенно мерзко. По меркам Ехо - так просто отвратительно. Сыро, ветрено, дождливо.  По обочинам мостовых скапливался мусор, ветер с Хурона был таким мокрым сильным, что казалось, река не внизу, под Гребнем, а вот здесь, прямиком на улицах, плещет и бьёт в лицо струями ледяной воды.
Кажется, в то время у Его Величества Гурига Седьмого была чудовищная меланхолия, а как известно - от настроения короля зависит и погода и климат и всё на свете. Монарха можно понять - когда такой мягкий миролюбивый человек день ото дня только и получает сведения, что о гибели граждан собственной столицы, рано или поздно на него находит серая тоска. Тогдашний Королевский знахарь, поговаривали, куда только не запихивал Его Величеству отборнейшие кристаллы радости, но толку от них было - как с менкала молока.
Так вот. Думаете, я в этот час уютно сидел в своей гостиной в наиудобнейшем куманском кресле и попивал камру? Как бы не так. У меня был срочный заказ от сэра "да не крал я у вас эту грешную ложку, мало ли что мальчик фантазирует", сами понимаете, о ком я. И предписывалось мне прикончить Великого магистра нового Ордена Сизого Ветра. О компании было известно совсем немного, но любой из них был достаточно силён, чтобы без ощутимых усилий сломать чары, выстроенные младшим магистром Ордена Водяной вороны... или старшим магистром Семилистника. В общем, можете себе представить..
Старик Нуфлин сразу на них взвился, когда давал мне задание был сам не свой, а его тяжёлым чугунным взглядом можно было стрелять из бабума с самым разрушительным из возможных эффектов. Сообщил мне, что их разведка следила за новоявленными колдунами всеми возможными способами, но ничего толком не смогла разузнать, большинство лазутчиков и разведчиков пропали без вести и дескать, давай Чиффа, разберись хоть ты, раз такой крутой. "Тебя не жалко" - мысли этого старого пня можно было читать без каких либо магических манипуляций.
Сидел я, значит, в засаде. Предположительная резиденция ордена была аж на Левом Берегу. С виду - обыкновенный особняк, каких в том районе тогда были ну... не сотни, конечно, всё таки раньше левобережье считалось не полноценной частью города, а захолустным пригородом. Долго сидел. Полдюжины часов - точно, дело привычное. Потом мне, откровенно говоря надоело. Дом казался таким заброшенным, что я невольно диву давался - какой же псих всерьёз сочтёт эту развалюху резиденцией потенциально опасного ордена? Одно.. простите, два слова: Мони Мах. Я же почти совершенно уверен, что строение пустует уже не одну дюжину лет, благо успел насмотреться на него до боли в глазах. Наконец пришёл к выводу, что хуже не будет, если я подберусь поближе. Сказано-сделано.
И знаете что? Вокруг дома по всему периметру не было ни одного следа. Ну ни единого, даже очень и очень старого.
Я тогда нехило так ополчился на Великого Семилистника - взаимная неприязнь неприязнью, но это самый нелепый и пошлый розыгрыш за всю мою жизнь. Ах если бы это был розыгрыш. Но тогда-то я об этом не знал. Одним словом, мокрый как утонувшая кошка и злой как птица Сыйсу, если пробраться к ней в гнездо, когда у неё там птенцы(ах, верьте на слово, туда лучше не соваться) я развернулся на сто восемьдесят градусов и семимильными шагами направился подальше от этого забытого магистрами места.
Вдруг, у кованой ограды я наступил на очень подозрительный след. Аккуратный отпечаток чужой силы, который невольно запечатлела на себе ни в чём не повинная земля. Окружённый десятком следов мертвецов.

Меламори: Мама дорогая. А что дальше-то было с этим грешным следом?

Джуффин: А ты как думаешь, душа моя? Пошёл я по нему, потому как в те прекрасные, хоть и беспокойные времена у меня не было ни тебя(тебя, пожалуй, тогда даже в планах не было), ни даже сэра Тотохатты, и вообще никаких специальных ребят, чтобы бегать по чужим следам. Но пошёл я не поэтому, но потому что мне наконец таки стало интересно. Мне сразу же расхотелось злиться(бесполезное занятие, не рекомендую), а вот разобраться - захотелось.
И вот я рванул по этому следу. Ветер, мокрый и колючий, дул мне в лицо, даже капюшон лоохи сбил, но мне уже в общем-то было всё равно. Хорошо, что в такую погоду враждующие ордена усмиряли свой пыл - меня было нетрудно застать врасплох в тот момент. И дело не только в том, что след тянул меня за собой, а следы умерших шли вместе со мной вдоль единственного живого следа.
Надо сказать все ребята этого ордена были загадочными личностями, ходили в лиловых лоохи и носили тюрбаны на манер уандукских пустынных скитников - то есть, полностью закрывали лицо, оставляя на виду только глаза. Зато встретить их было совсем несложно. Они собирались в "Пьяной колючке" каждые пять дней, сидели за одним столом в абсолютном молчании, почти не шевелясь. Нуфлин сказал мне об этом с неохотой, правда он зря мозолил язык - я и сам как-то раз видел эту удивительную компанию, но не стал обращать на них внимания. Ну иностранцы, ну молчаливые - арварохцы вон тоже не самые разговорчивые ребята, но их же не подозревают во всех смертных грехах. К тому же - незнакомцы не больно-то колдовали на людях, от любых конфликтов уходили.. короче - не мои клиенты.
След тем временем дёрнул меня по тёмному пути и я не раздумывая проследовал дальше. Неразумно, но азарт преследования в кипе с любопытством - ядрёная смесь. Каково же было моё удивление, когда я оказался на острове Холоми. Там с погодой дела обстояли ещё хуже. Хурон казался настоящим морем, волны вздымались на несколько футов и с рёвом налетали на берег. Кругом не было никого, кроме одного из тех укутанных парней, да приличный ворох лилового тряпья и кучи мокрого пепла свидетельствовали о том, как закончили свои дни его собратья по ордену. Он заметил меня и в его глазах, чёрных, как бушующее небо отразилось недоумение. А потом он исчез, а его собственное длинное лоохи и тюрбан упали к одежде его товарищей. Я поспешно соскочил со следа - он тоже стал следом умершего.
На самом деле, эта история во многом так и осталась загадкой.
Семилистник до сих пор держит под надзором этот пятачок земли на острове Холоми, только я думаю - без толку.
Утром на следующий день погода пошла на улучшение, в тяжёлых хмурых тучах появились разрывы, через которые проглядывало солнце, и, что самое интересное - Его Величество пошёл на поправку. Королевскому Знахарю вскоре выписали не менее Королевскую награду, только опять же - вряд ли по заслугам.
При анализе пепла, которого, по правде, оставалось не слишком много - большую его часть смыло в Хурон, - выяснилось, что "орден" состоял из довольно опытных колдунов. Все они были старшими магистрами - двое в Ордене Стола на Пустоши, один из Ордена Дырявой Чаши, ещё один из Ордена Решёток и Зеркал, трое из Ордена Ледяной Руки, один из Ордена Пыльных Рукавов, один - из Ордена Зелёных Лун и один... барабанная дробь... из Семилистника. Все они пропали около дюжины лет до той ночи и считались убитыми и сбежавшими за пределы Сердца Мира. Только, вот что странно - многие люди видели эту компанию на улицах и трактирах, описания сходятся, только вот никто не помнит, чтобы у кого-то из них не хватало конечностей. ну, сами понимаете - странно для Ледяной руки, не находите?..
Останков же того темноглазого дядьки найдено не было. Напрасно искали, я же помню, что он просто исчез. Не тёмным путём ушёл, не в Хумгат скакнул, а просто исчез.
Той ночью я стащил тюрбан того, по чьему следу я шёл. Пытался потом прочесть его память. Потом этим занимался лично Маба, потом по его просьбе Махи, потом ещё много кто из Древних. Но тюрбан упрямо показывал только пустоту. Живую и всепоглощающую, подобную древнему существу, что пожирает миры и галактики. Серую, как пасмурное небо, и как глаза того парня.
Несколько лет спустя я узнал от Мабы, что в ту ночь состояние Мира резко ухудшилось. Можете себе представить - эти паскуды отожрали изрядную порцию силы его сердца.
Семь лет моих стараний обнулили подчистую, снова выровняв счёт.
Думаю, в нашем мире мы больше не встретим. Оно и к лучшему. Зато другие миры не застрахованы ни от чего. Впрочем, кого это волнует?
С тех самых пор я представляю, о ком идёт речь, когда кто-то поминает "тёмных магистров".

0

4

История о создании буривухов, рассказанная сэром Шурфом Лонли-Локли

Сложно объяснить, откуда я узнал эту историю. Что-то было вычитано в книгах по истории, что-то - почерпнуто из старинных легенд. Часть и вовсе является слухами, дошедшими до наших дней из глубины веков, равно как другая часть, кажется, просто приснилась мне однажды. Изучив факты, как состоявшиеся, так и их зыбких неподтвержденных собратьев, я сумел кое-как сложить всё воедино. Однако, ручаться за достоверность деталей не могу. Да и никто из ныне живущих не сумел бы. Смею надеяться, что вы проявите снисхождение ко мне, как к рассказчику, поскольку это не входит в число моих талантов. Но раз захотели, мучайтесь теперь.
Это произошло в столь незапамятные времена, что и представить сложно. Наш мир тогда был еще довольно юн и существовал с радостью того, кто не познал еще тягот и лишений, разочарований и боли. Некоторые отнеслись бы к моим словам скептично, - дескать, разве можно говорить о мире, как о живом существе, с эмоциями и желаниями? Но присутствующие здесь, думаю, поймут, что я имел ввиду.
Но как и сейчас, в мире существовало несколько материков, заселенных разными расами, или не заселенных вовсе. Именно о такой безлюдной земле я и хочу рассказать. Как вы все знаете, люди тогда обитали на Черухте, почти не выбираясь за пределы своих земель. Хонхона была родиной крейев, а кейифайи еще не успели разбрестись с Уандука по всему миру, влекомые жаждой завоеваний, приключений и впечатлений. Лишь Арварох считался пустынным материком, на котором якобы властвовала лишь дикая природа, под пристальным надзором горных вершин.
Сухие исторические сводки так и гласят - Арварох в древности являл собой необитаемую каменную пустыню. Но, как в любой пустыне, были там и оазисы, и даже небольшие рощицы, которые медленно и упорно отвоёвывали своё место под безжалостно палящим солнцем. Их корни настойчиво крошили каменные плато и утёсы, выискивая под их маской крохи почвы, требуемой для жизни.
Конечно, в отличие от растений, человеческих существ в эту забытую всеми богами местность, не могло занести порывом ветра. Но точно сказать, откуда там взялись люди, невозможно. Может это были потомки нерадивых моряков, чьи корабли разбились о недружелюбные берега материка, а может и пришедшие из других миров - как знать?  Но всё легенды о юности Арвароха едины в одном - население там было. Хоть и столь ничтожно малочисленным, что его нигде не упоминали официально.
На основании некоторых сведений смею предположить, что обитатели этих негостеприимных земель жили небольшими племенами. Но, на удивление,  были достаточно сильно развиты интеллектуально, как для диких полукочевых народностей, оторванных от цивилизации. У них был свой язык, письменность, и даже некоторые зачаточные сведения о магии. В те временя даже на таком удалении от Сердца Мира можно было пользоваться Очевидной магией. Хоть и в очень-очень малых порциях.
Но однажды, как это водится в любой истории подобного плана, родился в одном из местных племён необычный ребенок. Внешне он ничем особо не отличался, разве кроме того, что был красив и ладно сложен. Но вот его внутренние способности повергали в трепет сородичей. Дело в том, что любое желание мальчика почти всегда сбывалось. Заметили это не сразу, да и сам ребенок не осознавал того, что творил, поэтому успело произойти с его помощью немало как хорошего, так и плохого. То по его желанию единственное плодоносящее дерево в округе давало тройной урожай, то с обидчиком происходил несчастный случай.
К счастью, уже к моменту становления юношей, этот необычный человек выучился обуздывать свои эмоции и контролировать желания, осознав, сколь разнообразными могут быть последствия. Нет, он вовсе не был добродетельным и во всех отношениях положительным, но просто понимал что некоторые сиюминутные порывы темперамента не стоят того, во что их превращает это странное умение свершать любые пожелания. К тому времени молодой человек успел изучить все те крохи знаний, что хранились у мудрецов не только его племени, но и окрестных. И всё ему было мало. Обладая не только талантом к магии, но и пытливым чутким разумом, он постепенно начал страдать от отсутствия новой пищи для оного.
Постепенно юноша стал негласно занимать высшую позицию в иерархии племени. К нему шли с просьбами и советами, у него просили всё, что могли, от дождя для посевов, до справедливого разрешения спорных вопросов. И парень с радостью исполнял всё то, с чем мог справиться, развивая свои умения и таланты на практике. Но чем больше он искал в людях утешения, тем больше отчаивался его найти. Нехватка равных собеседников давила на него с мощью каменной глыбы, мешая спокойно жить и нормально дышать.
Не могу сказать, пришла ли ему в голову точная картина того, что он намерен создать, или этот могущественный человек начал творить наобум. Но факт остаётся фактом - начал. Однажды, придя в самую крупную в округе рощу, и забравшись в её сердце, в чащобу местного почти леса, он сел посреди полянки и глубоко задумался. Думаю, это можно назвать словом транс, но уверенности в этом не имею. В свои мысли и желания, шаг за шагом, минута за минутой, вплетал он те крохи магии, что были доступны на этом краю Мира, сбивал в единый узор те знания об окружающей реальности, что сумел обрести, созидал.
Прошли минуты или часы, а может даже дни - как знать? Но в один миг на поляне, в пятне солнечного круга на изумрудном ковре из трав появился небольшой мохнатый комок. Вздрогнув, он развернулся в симпатичную кругленькую птицу и воззрился большими глазами на существо, сидящее перед ним. Как потом выяснила птица, существо оказалось его создателем, названным странным словом "человек". Впрочем, простить ему некоторые странности вполне можно было, поскольку после первого удачного опыта, человек создал еще нескольких представителей его вида, каждый раз затрачивая на этов сё меньше и меньше сил.
Парень, который к тому времени вырос и стал мужчиной, самозабвенно отдавался этому занятию, творя умных птиц, которых назвал словом своего родного языка - буривух. Что означало - собеседник.
Со временем птицы доказали, что могут продолжить свой род без участия того, кто изначально их создал, и их отношения изменились. Вместо варианта "творец" - "творения", буривухи ощутили себя равными мужчине. А он, в свою очередь, заполучил себе немалое количество разумных друзей, с которыми делился знаниями и обретал новые.
Вся жизнь мужчины потом прошла бок о бок с этими птицами. Даже когда он свернул с дорожки человеческого существования, и, в конце-концов, сам лишил себя жизни, они оставались с ним и на его стороне до самого конца. Но это уже совсем другая история, которую я могу рассказать как-нибудь в иной раз.

+1


Вы здесь » Лабиринты сновидений » Энциклопедия мифов » Истории, рассказанные в "Кофейной гуще"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC