Франк мягко улыбается и кивает в сторону окна, мол, посмотри, кто пришел. Триша, чуть подпрыгивая от нетерпения, бежит в сад. Так и есть: на качелях, прямой до невозможности, сверкая белизной одежд, сидит Шурф Лонли-Локли. Триша жмурится от попавшего на щеку зайчика, а потому улыбка выходит еще радушней, чем было задумано - с таким солнцем не до смущений.
Гость, кажется, говорит сам с собой. Но, подойдя ближе, Триша понимает, что он и не один совсем. Просто Макс пристроился на ее любимой ветке и говорит оттуда. Трише весело: Макс же не был котом, а, поди ж ты, перенял ее привычку. И удобно им так?
- И вчера какой-то студент... - рассказывает Лонли-Локли.
Триша ходит почти бесшумно, а голова гостя задрана вверх из уважения к собеседнику, вот и не видит ее.
- ... у мадам Жижинды вдруг начал напевать короткую ритмичную песенку, - продолжает он. - Всех посетителей, как ветром...
И вдруг, качнув головой, прерывается на полуслове. Заметил.
- А это вы тут историю рассказываете? - Триша смущена, но солнце же, а потому жмурится.
И улыбается.
- Здравствуй, Триша, - вежливо здоровается гость и утвердительно кивает: - Пересказываю последние события.
Макс с ветки тоже здоровается. А потом даже спускается.
- Секретничаете? - Трише стыдно навязываться, но любопытство сгубило не одну кошку, и ей когда-нибудь тоже достанется.
- Совсем нет, - отвечает Лонли-Локли и, подумав, добавляет: - К тому же, я только начал. И могу начать еще раз, если у вас с Франком найдется чашечка вашего великолепного кофе.
- Конечно найдется!
Триша радуется и мчится обратно в кофейню - сообщить Франку, что у них сегодня снова будет история...


В чаще леса черный гриб,
Если съел его – погиб,
Если нет – тогда живой
Через лес иди домой.

Нет ни дома, ни двора,
Только черная дыра -
Этот мир давно исчез,
Отправляйся снова в лес.

В одно прекрасное солнечное утро жители Ехо проснулись с навязчивой песенкой в голове. "В чаще леса черный гриб", - твердила про себя мадам Жижинда, нарезая лук. "Через лес иди домой", - беззвучно напевал генерал Бубута, сидя на одном из своих любимых сортиров. "Нет ни дома, ни двора", - вертелось в голове у сэра Луукфи Пэнца, когда тот выдавал буривухам утреннюю порцию орехов. "Отправляйся снова в лес", - еле слышно произнесла леди Меламори Блимм, абсолютно уверенная, что возле самой дальней стенки Дома у Моста ее никто не услышит.
И только Верот Лехибор и члены его нового тайного Ордена дремали на ходу - чтобы сотворить сложное заклинание, они не спали уже вторые сутки.