Лабиринты сновидений

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринты сновидений » Сказки и истории » Приключения для кошки


Приключения для кошки

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Название эпизода: Приключения для кошки
2. Место, дата и время: Шамхум. День, когда подрались Лойсо и Шурф.
3. Участники: Франк, Триша.
4. Краткое описание: Сегодня в Шамхуме не самый обычный день, ведь здесь приключилась драка. Самая настоящая драка двух ну очень злых колдунов! И кому как не Трише с Франком наблюдать и волноваться, ведь подрались их собственные постояльцы.

+2

2

Франк готовится к путешествию. Как это обычно бывает, с самого утра он чуть более сосредоточен, чем обычно. Иногда уходит в себя, точно зная, что рядом хлопочет Триша, и ему не о чем волноваться. Триша не мешает - знай только, вертится чуть быстрее, чтобы все успеть. И вроде даже лишнюю пару рук не отрастила, а все равно. Хорошая это была мысль - сделать ее своей помощницей.
Из духовки слышен запах черничного пирога. Через час придет нервный Джон, владелец суконной лавки в соседнем квартале. Его движения всегда отрывисты, говорит он быстро, и словно бы все время о чем-то волнуется. Но, переступая порог "Кофейной Гущи", тотчас меняется: заказывает чай и половину пирога, а потом целый час медленно ест и читает принесенную с собой книгу. Триша даже вроде как собиралась выяснить, что за книга, но вот довела ли задуманное до конца, Франк не знает. Знает только, что к приходу нервного Джона Триша обычно печет свежий пирог, даже если утренний еще не доели.
Франк сидит у окна и шлифует отверстия во флейте, на изготовление которой потратил половину ночи и все утро. Она понадобится ему в путешествии. Работа шумная, особенно когда нужно проверить получившийся звук, поэтому Франк засел на кухне. В зале играет музыка, и если подыграть, сразу слышно, где фальшивит. Звук уже почти чистый, работа подходит к концу.
У Триши не бывает обеденного перерыва в обед. Как раз наплыв посетителей - куда уж ей. Но вот входная дверь на время успокаивается. Все гости с аппетитом едят то, что им принесли, и у Триши есть свободная минутка, чтобы перекусить самой. Франк кивает - мол, подойди сюда, дело есть.
- Мне сегодня сон приснился, - начинает он, когда Триша устраивается рядом.
Обычно Франк не рассказывает о своих снах или путешествиях. Триша горазда слушать часами, но некоторые истории лучше рассказывать, когда уже знаешь, чем они закончатся. Сейчас - другое дело. Сейчас Франк собирается привести в Шамхум нового человека. Девушку. И Триша имеет право знать, с чего все началось.
- Есть один мир, в котором совершенно нет звуков. Ты можешь представить? - Франк улыбается, смотря на то, как Триша старается. - Никаких. Их просто не существует в природе. Уши у людей есть, но только чтобы носить в них серьги. Мир, как мир: умеют читать, писать, общаются жестами. А звуков нет. Местным жителям не плохо - они просто не представляют, чего лишены.
Франк мгновение молчит, вспоминая о своем давнем путешествии.
- Картина, что над третьим столиком - зонтик, наполовину прикрытый туманом - это оттуда. Одна девушка с янтарно-желтыми глазами нарисовала. Она осталась в невоплощенном кафе - просто попросила не забирать ее оттуда.
Кофе на подоконнике давно остыл. Франк берет кружку и делает глоток, словно не замечая этого.
- Но я отвлекся. Сейчас в том мире живет другая девушка. Она очень несчастна. Думает, что жизнь ее не задалась. А все потому что она - прекрасный музыкант. В ее голове играют сотни волшебных мотивов, но она понятия не имеет о своем призвании. А все остальное у нее выходит из рук вон плохо. Ее отовсюду гонят и считают ни на что не способной. Во сне она играла на флейте, и все птицы слетелись, чтобы послушать ее.
Франк берет флейту и уже подносит к губам, чтобы воспроизвести хоть какой-то проигрыш из услышанного во сне, но замечает, что Триша его не слушает. Интересно, как давно? Триша не сводит глаз - за окном что-то происходит. Но Франк не знает, что именно.
- Триша, - зовет он сначала тихо, а потом громче: - Триша, что ты там увидела?

+3

3

А день идет своим чередом — по крайней мере так все говорят. Вот только Триша не понимает, как такое может быть: день и идет. Ее-то день не идет, он летит, бежит, несется, вихрится сотнями секунд, каждая из которых несет что-то новое, мелькает и пытается сбить с ног.
Вот утренние лучи солнца только-только щекочут ее нос, а вот уж и первая чашка кофе — для Франка, а потом вторая — для себя, уже умытой и причесанной, а потом и до третьей недалеко — для первого раннего посетителя. А потом уж как понесется, как завихрится день, юрко мелькая под ногами, да так быстро, что Трише кажется, будто бы ног у нее снова четыре и вдобавок еще непослушный хвост в придачу. Чай, кофе, печенье, какао, пироги, лимонад и особый глинтвейн из гранатового вина — только поспевай. Но Триша поспевает, даже не путается в хитрых ногах и непослушном хвосте — не первый день работает!
Посетители снуют туда-сюда, Франк тихо улыбается, а Триша хватается за голову — пора пирог месить для Джона, а у нее мука закончилась. Глупая кошка, совсем забыла пополнить запасы! Но тут в кофейню заглядывает малыш Том, кудрявый мальчишка в коротких штанишках с вечно ободранными коленками и следами белой краски в волосах. Настоящий спаситель.
— Эй, Томми, — улыбается ему Триша, — хочешь заработать самый лучший кусок будущего пирога?
— Будущего пирога, мисс Триша? — смеется Том.
— Именно, — кивает она, наливая в мерную чашку молока, чтобы сварить лучшее в мире какао для мальчика, — того, который я испеку с твоей помощью!
— С моей помощью?! Очень заманчивое предложение,  — глаза его светятся озорной радостью.
Триша довольно щурится, не прогадала с помощником. Такой энтузиазм — лучший ингредиент из тех, что можно добавить к искусно замешанному тесту.
— Беги в бакалейную лавку, — говорит она, — и принеси мне муки.
— Сколько принести?
— Ровно столько, сколько отсыплет бакалейщик, — отвечает серьезно.
Том понимающе кивает и убегает. Триша, спохватившись, бросается снова к делам — столько времени потеряла!
Когда какао готово, появляется мальчик с кулем муки в руках, волосы его теперь еще белее от мучной пыли. Триша тихонько хихикает, забирает муку — ровно столько, сколько необходимо для лучшего в мире пирога, и ровно столько, сколько способен принести ее маленький помощник — не больше и не меньше. Том получает аванс а виде чашки какао и пряника, отправляется за стол в уголке, ожидая главную награду, а Триша спешит на кухню — пирог не ждет.
И дальше день бежит-летит, не оставляя времени на передышки. Порой Триша выглядывает в зал, чтобы удостовериться, что посетителям пока что ничего не нужно. Том, кажется, допил свое какао и убежал от тех пронзительных свистящих звуков, которые извлекает Франк из своей дудочки. Но как только запахнет пирогом, мальчик наверняка вернется,
Наконец-то настает свободная тихая минутка и Триша присаживается на кухне, ставит перед собой огромную миску цветочного салата и с удовольствием уплетает, кивая в ответ на слова Франка. Она все понимает, она ведь хорошая кошка. Нельзя музыканту жить без музыки, как вот Трише нельзя жить без пирогов. Только то, что у тебя хорошо получается, и к чему лежит твое сердце, приносит тебе настоящее счастье.
Подумать только, если бы Франк не превратил ее в девушку, она могла бы никогда не ощутить восторга плавного от помешивания золотистой, медленно густеющей смеси молока, яиц, муки и специй, никогда не почувствовать мягкого теста под пальцами, сладости ухваченного кусочка яблочка, приготовленного для начинки, пылающего жара печи и аромата румяной хрустящей корочки. Франк просто обязан рассказать этой девушке о звуках! Пусть и она, как Триша, сможет почувствовать себя счастливой.
Задумавшись, она смотрит в окно, даже забывает хрустеть салатом. Ей кажется, она видит, как мимо промелькнула знакомая фигура.
— Ой, — как будто извиняясь, говорит она Франку, — там Шурф, Шурф Лонли-Локли, — теперь уже отвечает на вопрос. — Прошел мимо и даже не заглянул. Может, он обиделся?
Триша чувствует себя несчастной. Ведь что это за хозяйка, к которой гости возвращаться не хотят? С понурым видом она прячет миску с салатом, уходит проверить пирог в печи.
— Думаешь, он действительно на нас обиделся? — снова спрашивает у Франка. — Может, я его невкусно кормила или чай плохой делала и он нашел место получше?
Она знает, что такого быть не может, ведь ее пироги — лучшие в городе, потому что она делает их от всей души и сердца, а для Шурфа Лонли-Локли всегда добавляет еще щепотку особого ингредиента, положенного очень немногим посетителям.
Тут дверь кофейни резко распахивается и внутрь врывается Ураган Том, уже отряхнувший муку с волос, но вместо это успевший замызгать правую штанину. Триша удивлена, ведь пирог еще не готов, а он уже тут как тут. Но у мальчика, кажется, что-то другое на уме.
— Там... — запыхавшись, выдыхает он, — там.. они! Драка!...
Триша ничегошеньки не понимает, смотрит удивленно то на Тома, то на Франка. Что еще за драка? Кому могло бы прийти в голову драться, да еще и так, чтобы заставить Тома сломя голову нестись в «Кофейную гущу», чтобы сообщить об этом?

+3

4

Франк не сердится на то, что его собеседница отвлеклась - не на что тут сердиться, тем более, если за окном и вправду прошел Шурф Лонли-Локли. Как всякая кошка, Триша не знает меры в любви, а как всякая хозяйка, очень трепетно относится к гостям и расстраивается, если они не спешат возвращаться. Франк откладывает флейту, чтобы не мешалась, и снова делает глоток из чашки с остывшим, но все еще вкусным кофе.
- Кто знает, какие у него дела. Ты, вот, пару дней назад - я как раз из кухни слышал - не остановилась поболтать с Алисой. И не потому, что с ней неинтересно, а потому что спешила на рынок. Это ведь не значит, что Алиса - скучный собеседник, это значит только то, что у тебя были дела. В конце концов, чтобы принести тебе новое чудо, нужно иногда выходить и за пределы нашей кофейни.
Франк улыбается. Объяснение получилось так себе, но лучшего и не требуется. Триша и сама знает ответ, только иногда отвлекается.
Мальчишка влетел так, что стук двери был слышен на кухне так же хорошо, как если бы они сидели за столиком, что стоит возле входа. Триша удивляется и ищет ответа у Франка, но тот лишь пожимает плечами - не такой уж он и всезнающий, как думает его помощница.
С трудом добившись с десяток связных ответов на вопросы, Франк понимает, что дело плохо, не сработала его магия.
- Идем, - он берет Тришу за руку и тащит прочь из кофейни.
Бесполезный, в сущности, жест - любопытство сгубило не одну тысячу кошек, и сгубит еще и еще. Вот и Тришино любопытство приводит к тому, что уже не Франк ведет ее, а она сама старается хоть немного придержать шаг, чтобы не побежать.
- Помнишь, Шурф рассказывал, что питает не слишком теплые чувства к Лойсо?
Риторический вопрос - все истории Триша слушает, затаив дыхание, и не упускает ни слова.
- Ты не думала, почему они живут рядом, а еще ни разу не встретились? Я разделил их дорожки, куда хватило взгляда. До Безымянного моста я, увы, не дотянулся. Очень непредусмотрительно с моей стороны. Поторопился я с выводами, Триша. Иногда выходить за пределы кофейни все же вредно.
В спешке Франка хватает только на короткие, рубленные фразы. Время не терпит, и кто знает, что могут натворить два настолько могущественных мага - как бы не пришлось Максу отстраивать свой мир заново. Впрочем, дело обошлось одним только мостом. Франк останавливается на приличном расстоянии от места событий: уже все хорошо видно, но еще не возникает соблазна вмешаться.
- Триша?
Франк оглядывается по сторонам и понимает, что зовет напрасно - любопытная кошка уже убежала.

+3

5

Триша все еще ничегошеньки не понимает, но Франк, кажется, уже разобрался и все понял. На то он и Франк, чтобы соображать быстрее, чем кошка. Он берет ее за руку и ведет прочь из кофейни. Триша даже не сопротивляется, не говорит ничего о посетителях, которые останутся без кофе и пирогов, пока их двоих не будет. Посетители ведь все давно уже высыпали на улицу, побежали смотреть на ту саму драку.
Она только успевает повесить на двери табличку «Закрыто» и это неслыханное дело. Сама Триша и не припомнит дня, когда кофейня была бы закрыта. Разве что на ночь. Но табличку эту они никогда не вешали, всегда она висела неприкаянная, так, на всякий случай. Ведь даже ночью, явись к ним припозднившийся гость, либо Франк, либо Триша обязательно не будут спать. Что-то да задержит их в кофейне или в саду, чтобы вовремя встретить нуждающегося в чашке кофе или беседе.
Но сегодня совершенно особый случай и Триша вешает табличку, а потом спешит вслед за Франком, и даже не вслед, а уже впереди, так подстегивает ее любопытство и волнение. Она слушает слова Франка и совсем не удивляется — догадывалась, что хитрец что-то такое мог сделать, чтобы сохранить мир в Городе... в Шамхуме. Ей еще сложно привыкнуть к тому, что Город уже не просто Город, что он обзавелся собственным сердцем и собственным именем, но уже скоро — она в этом твердо уверена — никто и не вспомнит, что могло быть как-то иначе.
Они уже совсем недалеко от Безымянного моста, слышат грохот боя и гул толпы, собравшихся на безопасном расстоянии зевак, видят страшные сполохи, пострашнее ночной грозы. И Триша не выдерживает, оставляет Франка, бежит, сломя голову туда, ближе к центру событий. Хочет убедиться, что все будет хорошо.
Триша — мирная кошка, за свою недолгую жизнь ей не приходилось серьезно драться, но кошачье чутье не обманешь, а оно подсказывает, что из этой драки может получиться что-то очень нехорошее, как минимум для одного из участников. Но оба они ей дороги, что кошачье сердечко не выдержит даже лишней царапины на ком-либо из них. А тут ведь такое — сполохи, грохот, страшно!
— ...кто же?
— А вы не...
— Не ходи...
— Магия!
— ...моста-то жалко...
Обрывки фраз стучат в ушах кузнечным молотом, пока Триша проталкивается между зевак.
— Ой-ой-ой! Ой-ой-ошечки! — причитает она, закрывая ладонями то глаза, то уши, то рот, чтобы не видеть и не слышать того, что творится вокруг.
Но ладошек у кошки не хватает, и она оборачивается, пытаясь высмотреть Франка в толпе, снова проталкивается уже обратно.
— Извините... простите... Франк! Франк!
А когда находит, вцепляется в его рукав, смотрит круглыми от испуга глазами, из которых вот-вот хлынут слезы.
— Франк! Что же? Как же? — трясет за рукав. — Мы должны... ведь должны им помочь, вмешаться! Там ведь Лойсо и Шурф Лонли-Локли. И они... Ох! — она содрогается и слезы уже чертят дорожки по раскрасневшимся от волнения щекам.

+2

6

Франк гладит Тришу по волосам, не сводя, впрочем, глаз с происходящего. Но все заканчивается гораздо быстрее, чем рука его касается головы помощницы во второй раз. Лойсо исчезает с глаз любопытной публики, и Франк точно знает, куда он направился. Такое уж свойство у Франка - знать о чужих перемещениях не меньше, чем о своих собственных.
А вот Шурф не торопится. Франк внимательно смотрит, пытаясь понять, что же тот задумал. И успевает как раз вовремя, чтобы чуть ли не силком развернуть растерянную Тришу лицом к руинам моста и стоящему у них магу.
- Смотри, - говорит он тихо, словно опасаясь разрушить еще не совершенное волшебство. - А то еще пропустишь такое зрелище!
А оно для свершившегося города поистине впечатляющее. Это раньше маленькие и большие чудеса происходили постоянно и претендовали на повседневность. Теперь же собирающийся заново мост, летающие обломки и песочный вихрь не то, что редкость - единичный случай. Да еще и так мастерски исполненный. Слишком давно в этом городе не было таких масштабных чудес. Если даже Франк по ним скучает, то что говорить о Трише?
Шурф тоже исчезает, и Франк точно знает, куда - вслед за Лойсо. Мост снова сверкает в лучах солнца, и в представительном владельце местной кофейни вдруг просыпается мальчишеский задор. Он берет свою помощницу за руку, делает три шага вперед по Ветренной улице, а следующие три шага - по незнакомой бывшей кошке мозаичной мостовой...

В Ехо была весна. Горожанка в светло-сиреневом лоохи и аккуратном тюрбане с изумрудным пером  несла букет синих роз. Она очень торопилась и обошла Франка и Тришу, кажется, даже не обратив внимание на то, что они появились из ниоткуда. Франку даже на миг показалось, что она, возможно, как-то связана с Лойсо, но он отбросил эту мысль, как несущественную.
Тем более, что Триша, видимо, совсем перестала понимать, что происходит.
- Это - Ехо, - тон Франка звучал обыденно, но помощница и не догадается, сколько усилий для этого пришлось приложить.
Тот самый волшебный момент, ради которого все и затевалось. На счету Ключника - сотни, тысячи путешественников, сменивших один мир на другой, но каждый раз этот миг новый, не похожий ни на один из тех, что были до него. И вот сейчас: что чувствует Триша, оказавшись в городе, о котором столько слышала? Настоящее волшебство.
- Можем пойти на площадь, на набережную или выпить чашку камры. Что хочешь?

+1

7

Теплые руки Франка нежно гладят Тришины волосы, как когда-то давно гладили Тришу-кошку за ушком, а она обнимает его и прижимается, как когда-то, в поисках утешения. И шмыгает носом и всхлипывает тихонько, уже совсем не как кошка, а как настоящая девушка. Ведь кошки не плачут. Даже когда им грустно.
А Трише очень грустно и страшно. Она боится обернуться и посмотреть, увидеть, что происходит там, на мосту. Узнать, что кто-то из них победил, а другой... не победил. Как ни крути, для нее и победа Лойсо, и победа Шурфа, если она означает поражение второго, невыносима.
Франк тихо шепчет ей на ухо и заставляет ее обернуться. Сначала она зажмуривается от страха, но тут же открывает глаза — понимает, что добрый Франк не стал бы заставлять ее смотреть на что-то плохое, а значит, происходит что-то хорошее.
Она смотрит и глазам своим не может поверить — мост, тот самый мост, только что разрушенный чуть ли не до основания, как будто сам собирается снова, притягивает кусочки-осколки себя. Но Триша знает: не сам. Ведь рядом стоит Шурф Лонли-Локли — живой и наверняка здоровый — играет роль дирижера в этой необычайной, волшебной симфонии.
Потом добрый волшебник Лонли-Локли исчезает. Вот, кажется, был он здесь, Триша его видела, а только моргнула — и уже нет его. А она все еще стоит и смотрит, и осознать не может все, что здесь произошло. Франк же не дает ей опомниться, берет за руку и...

— Что это, Франк? Как это?
Где это? Незнакомая, покрытая россыпью разноцветных камней мостовая, прошмыгнувшая  мимо женщина в такой же одежде, как у Меламори, Нумминориха и остальных — лоохи; а еще воздух совсем другой, не тот звенящий горным эхом воздух Шамхума, но наполняющий чем-то совершенно другим, сотнями запахов и ощущений, которых не найдешь в родном городе. Триша могла бы и сама догадаться, но Франк ее опередил.
— Ох! — только и смогла ответить она.
Разве думала когда-либо Триша, что попадет в тот самый Ехо, о котором столько историй слышала? Хоть это и, казалось бы, просто — каждый из гостей Макса, да и сам он, мог бы провести ее. И, тем не менее, до сегодня она там никогда не бывала, не представляла даже, как можно покинуть кофейню и уйти так далеко — совсем не на рынок, и даже не на окраину города, а в совершенно иной мир.
Но не была бы Триша кошкой, если бы любопытство вмиг не победило все остальные сомнения и размышления. Ей было все интересно, все хотелось увидеть, все попробовать, всем насладиться — площадь, набережная, камра, мороженое, волшебные дома Новых Древних, где кто работает, где кто живет... Не каждый день выдается шанс увидеть своими глазами то, о чем слышала только в историях!
— Мосты, Франк, пойдем посмотрим мосты. Они ведь должны быть прекрасны, еще лучше, чем наши!
И поспешила куда-то, сама не зная точно, в сторону реки или в противоположную, но при этом не отпускала руку Франка — то ли боялась, что он убежит, то ли не хотела потеряться.

+1


Вы здесь » Лабиринты сновидений » Сказки и истории » Приключения для кошки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC